понедельник, 13 апреля 2015 г.

Обзор статей на тему удмуртского религиозно - духовного центра

К. Ш. Галиханов
«Архитектура и строительство России» № 3-4, 1995

Проект религиозно-духовного центра выполнен по заказу религиозной общины “Удмурт вось”. Участок под строительство отличается богатым разнохарактерным ландшафтом, имеющим возвышенности, природную растительность, родники, природные камни. Это имеет первостепенное значение при выполнении религиозных ритуалов, поскольку язычники-удмурты обращаются к верховному божеству Инмару под открытым небосводом. Язычники культивируют в своем религиозном мировоззрении органическое единение с живым и неживым миром на земле, гармоническую взаимосвязь с Космосом. В культовых объектах язычества имеется самобытный пространственный и ритуальный сценарий. На территории религиозно-духовного центра планировочными методами выделены пять обрядовых зон для общественных молений под открытым небом: Священная роща, Священное поле, Священный луг, Акташ вось — участок ландшафта с камнями и родниками, Ритуальный луг. Каждая из этих зон имеет свое назначение в календарном цикле религиозно-обрядных действий.


Архитектурным прообразом языческого Храма послужило древнее традиционное культовое сооружение “куа”. Основной объем сооружения, где размещен молельный зал, имеет план, в основу которого положен древний символ Солнца. Храм представляет собой наслоенные четырехсторонние пирамиды, символизирующие страны света, разновеликие вершины которых обращены к Космосу. Силуэт храма перекликается с силуэтом Священной рощи, вершины деревьев которой стремятся к небосводу, перегоняя друг друга.



Освещение храма осуществляется сверху через щель между двумя скатами кровли, один из которых нависает над ней. 
Ряды треугольных окон, обращенных к солнцу, динамично восходит к вершинам пирамид и поддерживают общий образ храма, его строя форм.

Особое значение в функции, идеологии комплекса имеет башня “Ин юбо”, то есть Небесный столб, высотой 77 метров. Это символ единения народного духа во имя возвышения каждого и всех вместе к верховному божеству Инмару.
Пирамидальную оконечность Небесного столба завершает знаковый символ “Шунды мумы”, то есть Богини Солнца — Тамга.


Интерьерные решения храма подчинены режиссуре проведения религиозных обрядов. В центре молельного зала находится место Священного огня.

Кроме храма проектом религиозно-духовного центра предусмотрено строительство духовной семинарии, гостиницы для паломников, конференц-зала и трапезной, а также хозяйственного блока.


***

Ильинский С.И. (г. Ижевск)
Языческий фактор в религиозной, социально-политической и этнокультурной жизни современной Удмуртии

В январе 1994г. в г.Ижевске состоялось учредительное собрание религиозной общины «Удмурт Вось« (»Удмуртское моление«), куда вошли этнические удмурты, часть которых происходила из удмуртской диаспоры Башкортостана. Большинство учредителей уже имело определенный религиозный (языческий) опыт: с детства соприкасались с миром народных традиций, наблюдали и участвовали в молениях на территории Удмуртии, Башкирии, Татарстана. Среди основателей первой языческой общины были представители творческой интеллигенции (народный художник УР С.Н.Виноградов, писатель и поэт Ф.П.Пукроков, затем присоединился архитектор К.Галиханов), ученые (Р.Ш.Насибуллин, А.А. и Р.А.Разины), лидеры национально-культурного движения (Л.В.Орехова), предприниматели (В.А.Якупов). Все они единодушно высказались за организационное оформление религиозного движения удмуртов. Это видно из протокола учредительного собрания общины: »Нам нужно возродить гуманные традиции язычества, воспитывающие человеколюбие, обряды, почитание старшего поколения, заботу о детях и всех нуждающихся в помощи и внимании« (А.А.Разин)13. Особо подчеркивалась современность язычества: »…Данная религия отнюдь не останавливает развитие цивилизации (вопреки некоторым расхожим домыслам). Язычество — не вчерашний день, а сегодняшний и, более того, завтрашний день религии« (Р.Ш.Насибуллин)14. Таким образом, инициаторам создания неоязыческой общины модель исторического развития религии видится в особом свете.

Языческий дух и символика проявляются и в организационных моментах. По предложению А.А.Разина в составе Совета общины должно быть 7 человек (это священная цифра удмуртов). Торо (председателем) избрали С.Н.Виноградова: он не принадлежал к жреческому роду, но был выходцем из центра удмуртского язычества — Алнашского района, знатоком обрядов и ритуалов, посещал религиозные праздники в Варклет-Бодье (Агрызский район Татарстана) и имел контакты со всеми жрецами.

Община «Удмурт Вось« уже проявила себя участием в народно-религиозных праздниках »Гербер«. Тогда же был поставлен вопрос и о создании в столице Удмуртии Центра духовной культуры удмуртов с главным храмом — Быдзым Куала. Администрация г.Ижевска в 1994г. отвела под эти цели 9 га земли в районе парка Березовая роща. Проект получил поддержку мэра А.И.Салтыкова и главного архитектора г.Ижевска П.П.Берша. Предполагалось, что религиозный комплекс включит в себя главную молельню — Быдзым Куала (с культовым залом, духовным колледжем, библиотекой, архивом), деревянное здание 37-метровой высоты в виде шатра на 1500 прихожан с прилегающей башней в 77 метров. Другим священным местом комплекса должен был стать Керемет — заповедная лесная зона, недоступная для человека, а также священный луг (луд вось) для молений жрецов. Разумеется, ничего общего с устоявшимися культовым традициям данный неоязыческий проект не имел. Создание Великой куалы, по мнению инициаторов проекта, стало бы итогом »языческого ренессанса« в Удмуртии, удовлетворив амбиции национальной элиты. Главная молельня по своим размерам должна была превышать все действующие в республике культовые здания, символизируя приоритет язычества в конфессиональном пространстве.

Отношение к этим идеям было неоднозначное. Компетентное мнение членов Градостроительного совета заставило авторов более реально подойти к делу. На выставке «Архитектура и религия« (г. Москва, 12–16.11.96г.) макет Центра духовной культуры выделялся своей экзотикой на фоне популярных тогда вариаций в духе зодчества К.Тона.15 А со страниц республиканских газет члены общины »Удмурт Вось« активно рекламировали свой грандиозный проект и получали отклики тайных и явных единоверцев.16

Освоение будущей языческой зоны в г. Ижевске началось уже в 1996г., когда в рамках культурной программы съезда башкирских удмуртов община «Удмурт Вось« на территории Березовой рощи впервые провела »моление миром« (»мэр вось«) - ритуал дохристианской обрядности удмуртов-язычников, чтобы подтвердить статус Ижевска как столицы возрожденного народного язычества. В январе 1998г. на месте будущего Центра духовной культуры удмуртов в Березовой роще состоялось моление и обряд освящения именного Камня с участием общины »Удмурт Вось«, представителей политической и культурной элиты. Неоязычники планировали в ближайшее время воплотить свои замыслы, однако желаемой финансовой поддержки ни в самой Удмуртии, ни за ее пределами (от финно-угорских республик, Венгрии, Финляндии) так и не последовало. Но и сегодня идея строительства религиозного центра является одной из консолидирующих для исследователей язычества. Неоязычники по-прежнему надеются построить в Ижевске Великую куалу для общенациональных служений. Трудности в реализации грандиозных строительных проектов объясняются не только недостатком финансовых возможностей, но и тем, что эти идеи не имели достаточно широкой социальной базы. Традиционный уклад удмуртской деревни за сотни лет претерпел значительную трансформацию. И еще дальше от нормы »удмурт-язычник« отошли горожане, для которых язычество осталось историческим этноконфессиональным пережитком, сохранившимся на уровне мифологии, фольклора, маргинальных образов общественного сознания. Так, проводя опрос по поводу будущего строительства Великой куалы в г.Ижевске, журналисты выяснили, что никто из респондентов не понимает о чем идет речь.17 Таким образом, языческая традиция удмуртов в ее истинном, религиозном выражении, в современных условиях не имела шансов на успех. Современные исследователи справедливо отмечают, что амбициозные планы неоязычников носили несколько искусственный характер и были одной из попыток сохранения малой этнокультуры в условиях глобализации.18 Итог десятилетней деятельности первой и единственной пока религиозной общины »Удмурт Вось« также показал, что в конфессиональном пространстве республики она не способна составить серьезную конкуренцию христианским и исламским объединениям.

Комментариев нет:

Отправить комментарий